Мать и дочь: нехорошая созависимость

Какие личностные особенности свойственны недолюбленным дочерям

  1. Низкая самооценка. В сознании недолюбленной дочери постоянно звучит голос «внутреннего критика». Который в действительности является интроектом, полученным от матери. Напомним, что под интроектом в психологии понимается механизм психологической защиты, в процессе которого чужие установки переходят в бессознательное человека и начинают восприниматься как свои собственные. В результате женщина страдает от ощущения бессилия, беспомощности, собственной неполноценности.
  2. Недоверие к окружающим. Позиция созависимой женщины приблизительно следующая: «Я не могу дружить с человеком, прежде чем не буду уверена на все сто, что ему или ей можно доверять. Мне нужно быть уверенной, что в действительности им движут не скрытые намерения выгоды или корысти». Эта позиция была сформирована отношением матери, то благосклонной к ребенку, то отталкивающей. Вполне взрослая женщина с такой двойственной установкой женщина будет беспрестанно донимать партнера просьбами подтвердить его чувства: «Ты любишь меня? Ты и правда меня не оставишь?» и т. д.
  3. Неумение строить теплые и доверительные взаимоотношения. В особенности ярко это свойство проявляется во взаимоотношениях с мужчинами. Недолюбленная дочь то обособляется и держит дистанцию, боясь довериться; то полностью «растворяться» в избраннике. Понятно, что в обоих случаях мало у какого мужчины хватит душевных сил, чтобы жить в постоянном напряжении. Ведь мужчине придется то защищать свои границы, в случае посягательства на них; то играть роль лидера и наставника, успокаивающего или уговаривающего женщину рассказать о своих переживаниях. Это связано с тем, что в детстве ребенок не получал адекватной обратной связи в ответ на свое поведение. Одни и те же поступки могли вызвать благосклонность сегодня и стать причиной для гнева завтра.
  4. Избегание неудач становится основной жизненной стратегией. В подростковом возрасте, когда девочки начинают искать любовь, недолюбленная дочь выходит на эту дорогу с очень скудным «багажом». Вместо психологической установки «Я хочу быть привлекательной, получать и отдавать любовь», она ощущает страх: «Как бы мне избежать разочарования в очередной раз». Мир наполнен для нее е возможностями, опасностями и ловушками. Это касается и любви, и дружбы.
  5. Обостренная чувствительность. Простая шутка, отпущенная кем-то из одноклассников или друзей, может вызвать у нее слезы. Одно слово способно снова пробудить забытые воспоминания. Недолюбленным дочерям сложно совладать со своими эмоциональными переживаниями, поскольку в ранние годы они не получили опыта безусловной любви и принятия.
  6. Желание обрести материнское тепло во взаимоотношениях. Каким бы сложным и трудным ни было детство, человек бессознательно стремится найти то, что ему близко и знакомо. Став взрослой, нелюбимая дочь находит таких мужчин, которые её игнорируют, принижают её талантов и достоинств, позволяют себе отпускать колкие замечания по поводу её внешности.

Когда девчонки в школе взахлеб рассказывали, куда они ходили и ездили со своими родителями, я только жадно слушала. Сама не знала своего отца и почти не знала матери, а жила чуть ли не с самого рождения с бабушкой.

Правда, моя бабушка была лучшей на свете – доброй, ласковой и все понимающей. Но как же я завидовала тем, кого дома встречает мама!

Моя мама была балериной. Она родила меня наперекор всем запретам врачей и режиссеров театра, в котором работала.

И после родов долго не могла прийти в форму, потеряла главные роли в спектаклях, тяжело восстанавливалась… Это все она рассказывала в подробностях каждый раз, когда приезжала нас навестить. Такие встречи случались не чаще, чем раз в год, и длились не больше нескольких дней. 

Мать и дочь: нехорошая созависимость

– Ну что, гадкий утенок? – спрашивала мама, едва появившись на пороге – красивая, с подведенными глазами, с высокой прической, закутанная в меха и пахнущая дорогими духами. – По-прежнему любишь ватрушки и котлеты? Фу, как ты растолстела! Мама, я же просила не перекармливать Ирэн!

– Голодом морить девчонку не собираюсь, – упрямо выпятив подбородок, недовольно бурчала бабушка. – Хватит того, что ты тощая, как палка. У Ирочки нормальный аппетит, девочка растет.

– Глупости! – авторитетно заявляла мама, брезгливо поворачивая мое лицо к свету. – Вон

какие щеки наела… Ирэн, ты уже большая девочка, должна сама понимать: нужно ограничивать себя в пище, у тебя склонность к полноте.

Пока я была маленькой, я ужасно стеснялась своих толстых щек и плотно сбитой фигуры. Мама же не находила для меня ни одного хорошего слова – ей все не нравилось.

– Ну-ка, подними руки, – командовала она. – Да не так, корова! Изящнее… Легче… Повернись! Господи, какая клуша! Не в меня пошла, не в меня… Я-то с самого детства о балете мечтала, ноги выворачивала, спинку держала.

Мне было обидно до слез, и уже не помогали ни совместные с мамой походы в цирк, ни ее подарки. Тем более что она обычно покупала вещи, которые я не могла носить: либо слишком тесные, либо такие яркие и блестящие, что мне стыдно было в них даже дома ходить.

– Ну, все, мои милые, мне пора! – вздыхала мама через три-четыре дня. – Ирэн, прошу тебя: хотя бы не ешь после шести. И откажись от хлеба, умоляю! – она драматично закатывала глаза, быстро пудрилась перед огромным зеркалом и исчезала за дверью, послав нам с бабушкой воздушный поцелуй.

Должен ли ребенок любить свою мать

В психоаналитической теории существует понятие «изначального долга» – того ощущения обязанности, которое человек испытывает по отношению к матери, давшей ему жизнь. Насколько бы противоречивыми ни были чувства к родительнице, где-то в глубине души человека всю жизнь будет теплиться огонек надежды на то, что связь с матерью будет теплой и доверительной.

Мать и дочь: нехорошая созависимость

Если отношения становятся для человека слишком тяжелыми или обременительными, он принимает верное решение дистанцироваться. Создается впечатление, что это залечит душевные раны. Однако один телефонный звонок или жест со стороны матери могут разрушить выстроенную «броню».

Истина заключается в том, что человек вправе не испытывать трепетных чувств к матери, но не решается воспользоваться этим правом. Конечно, почти каждому ребенку кажется, что родители любили его недостаточно сильно. Однако намного тяжелее приходится тем дочерям, у которых взаимоотношения с матерями не складывались изначально. Ведь в нашем сознании нет разделения между фигурой родителя и той реальной личностью, которую на самом деле он из себя представляет.

Психоаналитик Д. Виникотт впервые ввел в науку концепцию «достаточно хорошей матери». Она делает все, что от нее зависит, чтобы удовлетворить нужды ребенка. Однако если что-то не получается, она не впадает в самообвинения. Из своих ошибок она извлекает нужные уроки. Психолог считал, что именно такая мать нужна ребенку, поскольку, находясь с ней, он прочно усваивает установку: «Жизнь – хороша и прекрасна, людям можно доверять».

В обществе распространено заблуждение о том, что любовь между матерью и ребенком достигает ранга святости. Считается, что только мать будет любить свое чадо до конца жизни, и поэтому малейшее сомнение в этом порождает сопротивление. Недолюбленной дочери сложно произнести слова: «Мать не любила меня».

Однако симбиотические взаимоотношения между ребенком и матерью изначально не могут быть комфортными для обоих участников. Поначалу мать предстает всемогущей, однако постепенно этот образ разрушается. Со временем ребенок понимает, что удовлетворить всех нужд мать не может. И чем больше игнорируются потребности ребенка – как физические, так и эмоциональные – тем большим становится его разочарование и обида, которая может перерасти в ненависть.

Возможно ли изменить симбиотическую связь с матерью?

Ужасная мать

Мы с бабушкой облегченно вздыхали. И я принималась снова мечтать – о том, как мама приедет в следующий раз, как она улыбнется и поцелует меня, скажет, что я наконец-то начинаю из гадкого утенка превращаться в прекрасного лебедя. А потом достанет из объемистой сумки модные джинсы вместо платьев в оборках и блестках. И мы пойдем с ней просто гулять по улицам города – и будем идти под руку и болтать обо всем на свете, как закадычные подруги.

Но проходило время, мама появлялась, будто яркая Жар-птица, в очередной раз ругала меня и бабушку за то, что я продолжаю прибавлять в весе, с сожалением вспоминала загубленную на меня молодость, и я чувствовала свою огромную вину – просто за то,

что посмела появиться на свет и помешать маминой блестящей сценической карьере.

– Бабушка, я что, правда толстая? – в панике принималась я рыдать почти каждый день, когда наступил подростковый возраст. – Посмотри, какие ноги – ужас! Как у слона! – я с ненавистью смотрела в зеркало. – Талии совсем нет, сплошной живот…

– Ирочка, девочка моя, да все просто замечательно! – бабушка обнимала меня и уводила в свою комнату. – Ну, смотри: рост

у тебя – сто пятьдесят восемь сантиметров, так? При этом росте ты должна весть пятьдесят восемь килограммов, а ты весишь пятьдесят три.

– Не пятьдесят восемь, а сорок восемь! – перебивала я бабушку, глотая слезы. – Мама объясняла, что вычитать нужно не сто, а сто десять, тогда получится французский стандарт.

– Да Бог с ним, французским, мы же не во Франции, правда? Женщина должна иметь тело, а не только кости. А если ты потеряешь хотя бы два-три килограмма, станешь тощей, кожа обвиснет, лицо сделается бледным и серым. Посмотри на себя: ну разве не красавица? Вон, щечки розовые, с ямочками, волосы волнистые, локонами, блестящие. А начнешь голодать – сразу потускнеют и поредеют.

Я с сомнением разглядывала себя в зеркале. После бабушкиных слов мне начинало казаться, что я и в самом деле симпатичная.

Любящая мать

А что? Ярко-каштановые, почти рыжие, кудри. Большие синие глаза. Фигура в четырнадцать лет – как у взрослой девушки, мне все девчонки в классе завидовали, ведь у них не было такой высокой груди и крутых бедер, как у меня.

Но стоило появиться на пороге маме, как вся моя уверенность в себе бесследно испарялась.

– Ирэн! – стонала она, будто у нее болели зубы. – Ну, куда это годится? Нельзя же так не следить за собой! И почему ты не красишься? Я ведь в прошлый раз привезла тебе отличный косметический набор.

– И зачем девчонке глаза разукрашивать? Ей на сцене не танцевать, – начинала недовольно ворчать бабушка. – Она и так красавица – как майская розочка, свеженькая, румяная, так что забирай свою пудру, румяна и прочие тени. Пригодятся они Ирочке годам к сорока, не раньше – и так кожа прекрасная, глазки, как озера, а губки, как бутончики.

– К сорока, говоришь, косметика понадобится? Вот уж не уверена… Это я до сорока сохранила фигуру, как у девочки. А Ирэн скоро в двери не будет проходить, придется мужиков ярким макияжем завлекать, иначе не посмотрит никто.

– Тьфу! – бабушка в сердцах хлопала дверью.

– Ничего, Ирэн, не реви. Ты, главное, бабушку не очень-то слушай. Найди в себе силы, наконец, отказаться от ее пирогов и блинов! Мучное – просто смерть для фигуры, понимаешь?

Ближе не стали

Так шли годы. Когда я заканчивала школу и думала, куда поступать учиться дальше, мама неудачно прыгнула на сцене, упала и растянула связки.

После этого ее с почетом проводили на заслуженный отдых, и она наконец-то перестала без конца мотаться по гастролям и круизам – поселилась в своей маленькой квартирке, в нашем городе. Я сначала обрадовалась: думала, наконец-то мы с ней станем ближе, у нее теперь появится больше времени для меня.

Но мама и не думала вникать в мой заботы. Она переживала из-за травмы и увольнения, постоянно рассказывала, как с ней несправедливо обошлись, всем знакомым и подругам. А у нас с бабушкой она была совсем редким гостем – те же самые несколько дней в течение года.

Я пробовала навещать ее сама, но мама быстро раздражалась, ссылалась на то, что к ней должны вот-вот прийти, и я, наспех поцеловав ее и ощутив знакомый аромат дорогих духов, спешила уйти.

Пару раз после своего визита я видела, как к маминому подъезду, насвистывая, направлялся высокий молодой мужчина с огромным букетом. Было нестерпимо обидно, что ей приятнее общаться с ним, чем со мной – своей родной дочкой.

Дома я плакала, жаловалась бабушке, на что она тихо говорила: «А не злись на нее, Ирочка. Она несчастная женщина, ее пожалеть надо. Жила всегда только своим балетом, ничему больше в жизни не научилась, ни на что не годная, а ведь еще молодая – сорок лет всего. И тебя она любит. Просто не умеет ничего больше, только танцевать, понимаешь? Ни любить, ни жалеть… Ничего, еще научится. Ты к ней ходи, не забывай».

И я иногда навещала маму, пробовала расспросить, как ей живется, но она раздраженно отмахивалась: «Ах, отстань, Ирэн, что ты можешь понять в моей жизни!» Тогда я принималась рассказывать ей о себе – чем увлекаюсь, куда хочу поступать, с кем дружу. Мама кивала, поддакивала, но я видела, что ее мысли далеко, она меня не слышит.

Наконец я поступила, куда мечтала: в полиграфический институт. Уже несколько лет не видела себя никем другим – только художником-оформителем. Рисовала обложки и иллюстрации для любимых книжек – пока «в стол», а там кто знает? Может, когда-нибудь мне будут заказывать иллюстрации самые известные писатели.

Через год пришло еще одно увлечение: я начала придумывать модели одежды. Сначала для людей, а потом – и для животных. Это захватило меня полностью: днем я училась, выполняла творческие задания, а по ночам кроила и строчила крошечные комбинезончики, пальто и попонки для собачек.

К двадцати годам у меня уже была постоянная клиентура – два десятка обеспеченных дам, которые наперебой заказывали все новые и новые наряды для своих четвероногих любимцев.

Успешно продвигалась и практика в издательстве – мои иллюстрации понравились двум авторам, и я получила крупный заказ.

Способы работы над собой

В работе над созависимостью основной упор делается на развитии навыков заботы о себе. В большинстве случаев для преодоления рассмотренных выше качеств необходима длительная работа с грамотным психологом. Но что-то можно сделать и самостоятельно. Рассмотрим некоторые шаги, которые помогут недолюбленным дочерям преодолеть созависимость.

  1. Развитие умения отстраняться. Так как одним из патологических механизмов формирования созависимых отношений является слишком сильная эмоциональная привязанность, женщине будет полезно внутренне отстраняться от отношений, приносящих ей дискомфорт. И здесь не имеется в виду холодность по отношению к мужу, ребенку или подруге. Отстраниться – это значит «отпустить» поводья, психологически дистанцироваться от человека, к которому имеется привязанность. Основывается этот шаг на той идее, что каждый способен позаботиться о себе сам. Мы не можем отвечать за чужие поступки, и наши треволнения никак не помогут другому человеку. И если своими действиями другой человек сам себе создает дополнительные трудности, мы не бросаемся, как Чип и Дейл, ему на помощь. Напротив, необходимо дать ему столкнуться лицом к лицу с результатами своих действий.
  2. Учиться здоровому безразличию. Недолюбленные дочери – это люди эмоциональных реакций. Поэтому очередная полезная для них психологическая установка звучит так: к ситуации нужно относиться проще. Обстоятельства не должны овладевать полностью нашим рассудком. Не нужно необдуманных поступков, импульсивных высказываний, о которых потом придется горько сожалеть. Ведь реагируя таким образом на обстоятельства, мы передаем право распоряжаться своей жизнью в руки другого человека.
  3. Повышать самооценку. Здесь есть два варианта. Во-первых, можно повышать уверенность в себе за счет реальных достижений. И такая самооценка будет формироваться на уровне сознания. В бессознательное она не проникает. Чтобы поднять самооценку на глубинном уровне, необходимо пережить вытесненные негативные эмоции, прожить ту боль, что была накоплена годами. Второй вариант заключается в работе с психологом и проработке самоотношения, заложенного в глубинных слоях бессознательного. Однако необходимо понимать, что эта работа предполагает регрессию к детским неотработанным переживаниям, она может на некоторое время лишить жизненного баланса. Кроме того, этот путь показан тем, кто добился чего-то в профессиональной сфере. Личные достижения являются хорошей базой, на которой можно начинать глубинную работу над собой. Если же их нет, психологи рекомендуют искать внешние ресурсы, стараться вытащить себя из эмоционального застоя «за волосы», подобно барону Мюнгхаузену.
  4. Отпустить контроль. Многие недолюбленные дочери во взрослых отношениях используют этот инструмент. Они «пилят» мужей, угрожают разводом с разделом имущества, хватаются за голову и сердце, теряя сознание, умоляют и принуждают. Но при этом не задумываются о том, что их методы никогда не срабатывают. Созависимой женщине нужно осознать всю иллюзорность контролирующего поведения. Человек все равно будет делать то, что сочтет нужным; он изменится тогда, когда сам этого возжелает; и чувствовать будет то, что захочет. Реальность такова, что контролировать можно только себя.
  5. Выстраивание личных целей. Цель помогает обрести смысл жизни за пределами эмоциональной привязанности, а работа над её достижением поднимает самооценку. Недолюбленная дочь часто живет чужой жизнью – ребенка, непутевого мужа, несамостоятельной подруги. Она ощущает себя не целостной личностью, а неким «придатком» к тому, о ком она заботится. Однако даже небольшие личные цели помогают ощутить жизнь более полно.

Всем пока.С уважением, Вячеслав.

За ее здоровье

– Ирочка, ты бы поменьше работала, – встревоженно говорила бабушка, видя мои покрасневшие глаза. – Сегодня опять всю ночь шила?

– Не всю, бабуля, – целовала я ее, смеясь, – только до трех часов, не могла же я оставить Джесси без нового пальто, она сегодня в гости идет.

– Ох, лучше бы сама куда-нибудь сходила, – качала головой бабушка, – а то все работаешь да учишься, учишься да работаешь. Кстати, про свой день рождения хоть не забыла? Через неделю двадцать стукнет. Как будем отмечать?

– Да как-нибудь, – пожала я плечами. – Испечешь свой знаменитый пирог. Нажаришь котлет. Я девчонок позову.

– Только девчонок? – хитро прищурилась бабушка.

– Ну, и Максим придет, – смутилась я.

– И мать пригласи. Обязательно. Я только вздохнула. Понятно, что надо пригласить. Но так не хочется! Вдруг она при Максе начнет меня критиковать? Получится не праздник, а сплошное огорчение.

Гости собрались, как только часы показали шесть. Мама, ни о чем не спрашивая, уселась во главе стола и гордо поглядывала вокруг, видимо, рассчитывая на восторги окружающих. Но на нее почти не обращали внимания: мой издатель и оба автора – начинающие, но уже известные – наперебой осыпали меня комплиментами, Максим, хмурясь, все сильнее ркимал мою руку – ревновал, девчонки щебетали и строили глазки авторам.

– Тихо! – я встала и постаралась перекричать шум. – Хочу сказать тост. За этим столом находится самый дорогой для меня человек. Кому я обязана всем, который воспитал меня, с кем я привыкла делиться и радостями, и горем… Все притихли и внимательно меня слушали. Краем глаза я увидела, как мама расправила плечи и надела на лицо самую свою обаятельную улыбку.

– Этому человеку я хочу поклониться до земли и сказать самое большое спасибо за все – моей любимой бабушке! – закончила я. – Давайте выпьем за ее здоровье! Бабуля, я тебя очень люблю! Все задвигались, протягивая рюмки и бокалы, чтобы чокнуться со смущенной бабушкой.

– Чего там, – выговорила она, вытерев утолок глаза краешком полотенца. – Ты сама себя воспитывала, Иришка. Всегда была разумной девочкой, читала много, рисовала, мне помогала… Никаких огорчений не доставляла. Только вот что это мать-то забыла поздравить? Это ведь и ее праздник. Родила тебя двадцать лет назад в муках. Давайте-ка за мою дочку выпьем, за Людмилу Алексеевну.

– Извините, меня ждут. Ирэн, проводишь меня?

– Жестоко, Ирэн. Неужели бабушка заслужила хорошие слова, а я, твоя мать, нет? Я ведь тоже тебя воспитывала. Как умела, уж прости.

– Мама, а ты знаешь, какими болезнями я болела в детстве? Ветрянкой, мама. И ангины были каждую зиму, бабушка со мной замучилась. А в каком институте я учусь? Чем вообще занимаюсь, тебе известно? Как зовут моего жениха?

Мама удрученно молчала. Я постояла немного, не дождалась ответа, повернулась и пошла к родному дому, все ускоряя шаг, не терпелось оказаться там, в ярко освещенной комнате, среди гостей. Рядом с моей бабушкой.

Конечно, я и сейчас люблю свою маму. И, если понадобится, помогу, чем смогу. Не брошу, как когда- то бросила меня она. Но бабушка – бабушка для меня все.

Ирина, 20 лет

Созависимость

Интересно почитать

  • Эмоциональная зависимость от другого человекаЭмоциональная зависимость от другого человека
  • Фрукты, ягоды и правильное питаниеФрукты, ягоды и правильное питание
  • Морозник кавказскийМорозник кавказский
  • ЭритроцитыЭритроциты
  • Секреты монастырского врачеванияСекреты монастырского врачевания
  • Созависимость: анкета «Уровень самооценки»Созависимость: анкета «Уровень самооценки»
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
MinProduct.ru